сделать домашней  добавить в избранное  карта сайта RSS
 

Вебинары HRM.RU

Прогноз эффективности кандидатов на основе тестов
Начало 26.05.2017 12.00 (по московскому времени)

Полный список вебинаров

События

полный список

Последние обсуждения

  21.03.2019 13:12:00
Неделя сметчика на Урале
  21.03.2019 13:11:35
Неделя сметчика на Урале
  21.03.2019 10:47:53
3М объявила о создании новых бизнес-сегментов
  15.03.2019 18:44:18
ТОП-5 угроз безопасности информации в компаниях
  13.03.2019 13:29:34
Помощь в подборе персонала по базе HH, доступ


Опросы
  Актуальные направления работы HR вашей организации 2017
Все опросы


Переводим HR-термины на русские рельсы
Автор: Павел Горбачев
Дата публикации: 18.06.2008

Версия для печати

Переводим HR-термины на русские рельсы

В июне 2008 исполняется 3 года с момента, когда русский язык официально стал полноправным хозяином на всей территории России. Закон «О государственном языке Российской Федерации» предусматривает его защиту и поддержку, а также обеспечение права граждан на пользование государственным языком РФ. Вы все еще «коучите» и занимаетесь «аутсорсингом»? Тогда вы правонарушитель!

В начале 2005 года Государственная Дума подготовила проект закона о русском языке и направило его на рассмотрение Совета Федераций. Там его изучили и отклонили, отправив на доработку обратно в нижнюю палату парламента. Первоначальный вариант законопроекта противоречил многим нормам Конституции России и отличался весьма расплывчатыми нормами - например, ограничивал лексику, не соответствующую нормам русского языка и запрещал использовать иностранные слова. И конце-концов депутаты потрудились, переделали законопроект, Совет Федераций одобрил новый вариант и в июне 2003 года закон «О государственном языке Российской Федерации» был подписан президентом В. Путиным.

Вот уже 3 года русский язык является официальным и государственным языком России. До сих пор он такого статуса не имел, ранее в СССР русский язык был всего лишь «языком межнационального общения».

Все логично: когда поезд приезжает из Европы, то его переводят на русские рельсы, подгоняя заграничные колеса под нашу широкую колею. Так и со страной.

Через 13 лет после установления новой российской государственности власти наконец приняли Закон о государственном языке. Вовремя спохватились!

Закон перечисляет сферы жизни, в которых применение русского языка обязательно: работа органов власти, официальная переписка, оформление документов, в том числе и служебных в организации любой формы собственности, а также в СМИ и в рекламе.

Имеются ограничения на просторечные выражения и нецензурную брань, за исключением случаев, когда они нужны из соображений художественного замысла.

«Перевод на отечественные рельсы» - это и призыв Закона к более широкому использованию гражданами русских слов и выражений в родной речи вместо сложнопроизносимых иностранных слов.

Шестая статья
В HR-тематике, как и в любой узкопрофессиональной сфере, очень широко используются иностранные слова и термины. Слова «рекрутинг» и «коучинг» уже вполне вольготно чувствуют себя в России. Закон «О государственном языке» в ст. 6 говорит, что в официальной речи запрещает использование иностранных слов в случаях, когда им можно найти равноценную замену русскими словами.

Профессиональные термины вполне спокойно могут быть заменены русскими синонимами (благо, наш язык один из самых богатых в мире по синонимическим рядам): рекрутинг-найм, коучинг – учеба. Другое дело, что многие иностранные слова из лексикона эйчара (Боже мой, какой рычащее нерусское слово!) не имеют такого же короткого и емкого аналога в русской речи.

Как быть с такими часто используемыми кадровиками выражениями, как «фасилитаторы», «хедхантеры», «аутплейсмент», «аутсорсинг», «грейдирование»? При прямом переводе терминов только специалист поймет, о чем идет речь. А для остальных, получается, все понимание остается за рамками профессионального жаргона.

То же касается и огульного использования аббревиатур «c&b» (си-энд-би, компенсэйшнс энд бенефитс – компенсации и льготы), «t&d» (ти-энд-ди, тичинг энд девелопмент – обучение и развитие).

Вот и получается, что, стремясь к грамотному выражению этих понятий на русском языке, мы усложняем общение: вместо одного слова или аббревиатуры приходится произносить или писать целые словосочетания.

На одной чаше весов находится родная речь, а на другой – стремление быть понятым с минимальными затратами времени и сил. В узких профессиональных сферах живут и размножаются непонятные слова иностранного происхождения.

Выходит, что использование подобных терминов допускается лишь устно и в неформальной переписке. В деловой документации и в договорах все иностранные слова должны быть заменены на русские синонимы. Конечно, не всегда так получается.

Как говорится, строгость законов с лихвой восполняется необязательностью их исполнения.

В случае с законом «О Государственном языке Российской Федерации» мера ответственности за нарушение его норм конкретно не определена. То есть, нарушать нельзя, но наказания не установлены.

Для кого работаем
Русский язык обязателен в деятельности общероссийских, региональных и муниципальных СМИ. Профессиональные и деловые издания, которые представляют собой «бизнес-для-бизнеса», или b2b-медиа, просто вынуждены разговаривать с профессионалами на понятном им языке. В противном случае мы останемся без читателей. А ведь в речи спецов так много иностранных слов!

Как быть?

Следовать духу и букве закона и проводить политику русификации кадрового менеджмента, или продолжать диалог со специалистами на их жаргоне?

Мы спросили наших экспертов – а что они думают об этом?

HRM: Как вы относитесь к частому употреблению иностранных слов и терминов в эйчарской тематике? Поясните вашу точку зрения

Вероника Ярных, генеральный директор «Центра управленческих компетенций»: «Вполне нормально отношусь. Это, кстати, проблема, не только русского языка: французы не меньше борются с заимствованием слов именно из английского языка.

Однако, в мировом бизнес – сообществе большая часть профессиональной управленческой лексики пришла из английского языка и используется достаточно широко. Мы с вами тоже используем ее не только в управлении персоналом, но и в маркетинге, в финансах.

Общая лексика помогает говорить специалистам на одном языке, понимать друг друга и, в конечном счете, развивать соответствующую отрасль или сферу управления. Этого во многом является ответом на те процессы, которые происходят в профессиональной среде и бизнес–среде.

С другой стороны, необходимо отметить, что большинство технологий управления, и в том числе управления персоналом (вне зависимости от их происхождения, кстати) пришло за последние 20 лет именно из англо-саксонской культуры управления, и соответственно имеет те названия и лексику, которой в том или ином виде мы пользуемся.

И, наконец, трудности перевода связаны иногда именно с богатством русского языка, не всегда удается подобрать правильный и грамотный синоним, который в полной мере отражал бы термин. То же слово «коуч», например, которое действительно невозможно перевести на русский язык однозначно одним словом.И , кстати, специалисты по компенсациям и льготам называются «специалистами по комп&бену» (compensation & benefits)».

Владимир Якуба, старший партнер «Tom Hunt»: «Употребление иностранных слов и терминов в HR-тематике обусловлено несколькими причинами. Зачастую иностранный термин просто не имеет русского аналога. Или этот синоним описывается несколькими словами. Например, западное «плейсмент» или русское «закрытая вакансия», «трудоустройство кандидата». Эйчары, как правило, люди, работающие в ритме нон-стоп. И им гораздо удобнее общаться короткими фразами. Вот и ещё один пример, что удобнее произнести: «эйчар» или «работник службы персонала»?

Другая причина засилья иностранных терминов – это то, что большинство менеджеров по персоналу, которые работают сегодня, осваивали эту профессию по книгам 1990-х годов. Российских учебников в тот момент было мало, в основном, это западная литература, из которой и поползли эти иностранные выражения.

На мой взгляд, нужно стараться употреблять больше русских выражений, не давая тем самым полностью превращать русский язык в пародию на английский. В большинстве случаев все же можно подобрать западному термину приемлемый русский синоним.

Что касается «безнадежных» случаев, когда русский аналог слишком сложный и неудобный, то их не так много. И в небольшом количестве они даже полезны, принося в русский язык совершенно новые слова».

Елена Ермилова, координатор Клуба профессионалов по оценке персонала: «Я негативно отношусь не столько к частому, сколько к неуместному использованию иностранных терминов в HR-тематике. Нужно очень точно понимать, где можно общаться на профессиональном жаргоне, а где необходимо «объяснить по-человечески». У каждой профессии существует своя терминология, и с этим трудно спорить. Профессионалы, например, IT-специалисты, общаются между собой с использованием своей терминологии, и это никого не удивляет. Но если специалист службы поддержки станет объяснять вам по телефону, как решить возникшую у вас проблему при загрузке программы в терминах IT, вряд ли проблема будет решена. Он, скорее всего, объяснит вам как решить проблему на понятном для вас языке. Почему же HR-специалисты должны отличаться от других профессионалов?
Действительно, существует ряд терминов, которые невозможно адекватно перевести на русский язык одним словом или словосочетанием. Например, «компетенции» или «фасилитация». Но когда идет речь о популярной периодике, статьях и книгах, предназначенных для широкого круга «не-специалистов», когда мы общаемся с не-специалистами в HR, на мой взгляд, вполне можно избежать применения иностранных слов. Например, «специалист по оценке персонала» вместо «асессор».
Я сама стараюсь избегать даже избытка уже вошедших в обиход терминов при общении с не-специалистами в нашей области. Считаю, что любая работа с людьми должна быть основана на доверии и взаимопонимании. А использование непонятных слов и терминов, напротив, вызывает недоверие и отторжение. Не каждый готов спросить «что Вы имеете в виду под тем-то и тем-то»? Говоря на одном языке с собеседником, мы быстрее достигнем понимания. И если мы стремимся к формированию доверия к HR-специалистам, нам нужно научиться объяснять наши профессиональные термины на родном языке».

Наталья Гусарова, начальник службы персонала ТРЦ «Европейский»: «В современной HR-практике достаточно широко используются слова, заимствованные из иностранного лексикона в их оригинальном звучании, а также аббревиатуры этих слов. Даже в названии самой сферы деятельности – Human Resources (человеческие ресурсы) – используются иностранные слова.

Безусловно, значение этих терминов зачастую непонятно людям, не работающим в данной сфере. Но ведь то же самое можно сказать и о любой другой отрасли. Так, далеко не всем понятно значение слов «логистика», «франчайзинг» или «лизинг», а уж слово «мерчендайзинг» вообще не каждый сможет выговорить. К тому же не всегда использование адаптированного перевода будет оправдано, поскольку подчас это будет не одно слово, а словосочетание, да еще перегруженное в смысловом аспекте.

Для примера возьмем часто употребляющееся ныне слово «аутсорсинг». В прямом своем значении словосочетание «out source» читается как «ресурс (источник) извне», что для человека несведущего вообще лишено всякого смысла. Мы же, работники HR-служб, прекрасно понимаем, что это выполнение работ сторонним персоналом, но на наших рабочих местах и в наших условиях, на основании заключенного договора между нашей организацией – заказчиком персонала, и другой организацией – работодателем для этого персонала.

С моей точки зрения, если человек, работающий в сфере управления персоналом, свободно ориентируется в таких понятиях, как «C&B» или «T&D», понимает разницу между «аутсорсингом» и «аутплейсментом», а также, даже не владея в совершенстве английским языком, говорит «хэдхантинг», а не «хэндхантинг», но при этом в разговоре с людьми, далекими от HR-сферы, например, с директором компании, оперирует более «удобоваримыми» словами и понятиями, то это свидетельствует о его хорошей профессиональной подготовке и большом словарном запасе.

Если же человек просто произносит красивые и малопонятные слова с целью придать себе значимость, но абсолютно не способен «перетолковать» их на русский язык, это означает, что он и сам далеко не всегда понимает их смысл. Поэтому для меня профессиональный жаргон является своеобразной лакмусовой бумажкой, позволяющей оценить широту профессионального горизонта специалиста. Кстати, многие ли люди, не работающие в химической промышленности, могут сказать, что такое лакмус и для чего он применяется? Однако слово используем и весьма часто.

С другой стороны, я считаю, что в официальных документах организации не следует использовать иностранные слова в их первоначальном виде. Лучше назвать не «T&D- отдел» в составе «HR-управления», а «Отдел обучения и развития» в составе «Управления по работе с персоналом», а при утверждении положения об оплате труда употреблять не слово «грейды», а более понятную фразу «тарифная сетка». Все-таки локальные документы организации будут использоваться не только работниками кадровой службы, и тогда употребление знакомых и понятных терминов будет вызывать меньше вопросов».

Екатерина Щурова, менеджер проекта ООО «Гранд Биар»: «Далеко не всегда оправданно использование иностранных слов. С одной стороны, учитывая то, что многие методики и даже явления появлялись в России позже, чем на западе, тенденция вполне объяснима. Проще перенять опыт вместе с названием. К некоторым понятиям действительно не просто подобрать аналог на родном языке. В пример можно привести тот же Head Hunting, который, однако продолжают путать с термином Executive Search. От сюда следуют очевидные минусы: 1) иностранные слова не всегда используется в верном контексте; 2) иногда становится откровенно лишним, к примеру c&b, t&d.

Не так давно соискателя, не имеющего отношения к сфере управление персоналом, представляли руководителю отдела t&d. Кандидат был несколько озадачен звучанием должности, не сразу сообразив, что под этой аббревиатурой подразумевается обучение и развитие».

Ольга Агапова, консультант кадрового агентства «Метрополис»: «Я отношусь к употреблению иностраных слов и терминов в HR-тематике вполе терпимо. Могу согласится, что иногда это вызывает некоторое раздражение - неужели мы не можем заменить это русскими синонимами?!

Но, если подходить к этому вопросу с профессиональной точки зрения, то все встает на Использование иностранных терминов позволяет HR- специалистам находится в одном смысловом пространстве с иностранными специалистами и друг с другом, не смотря на различный уровень образования, в том числе полученного за рубежом. Любая попытка заменить их русскими синонимами вызовет разногласия в понимании, так как дословного перевода все равно не получится, за небольшим исключением.

Любая профессиональная среда имеет свои жаргоны - это нормально. Всем остальным придется при необходимости или по желанию разобраться в этом небольшом терминологическим словаре. Если, конечно, это необходимо для профессионального или личностного развития.

Думаю, что в дальнейшем сами собой будут появляться русские HR - термины, которые возможно будут переходить и в западную культуру.Что касается западных терминов, то они со временем либо будут заменены русскими синонимами (без приложения особых усилий с нашей стороны), либо так и приживутся в своем иностранном выражении, как произошло со словом «рекрутинг».Мы используем в своей «русской речи» слова, которые имеют иностранное происхождение. Например, этимологи считают, что слово картофель в русский язык попало из немецкого, предварительно фонетически изменившись, Tartuffel - kartoffel. Немецкий язык, в свою очередь, заимствовал это слово из итальянского - tartufo, tartufolo – «трюфель», а восходит оно к латинскому terratubel - буквально «земляная шишка». Латинское слово образовано сложением terra - земля" и tubel – «шишка, нарост». Картофель получил название по сходству клубней с одним из видов подземных грибов. Кто сейчас Вам об этом скажет? Почти все уверены, что картофель - это исконно русское слово».

Как говорили римляне: «Dura lex, sed lex» - «Суров закон, но таков закон». А что мы имеем в данном случае?

Применительно к Закону о государственном языке, мы видим, как хорошая идея может быть сведена к декларации и обесценена отсутствием конкретных норм. Если бы каждого выпускающего редактора в СМИ под роспись обязали переходить с иностранных терминов на русские слова и выражения, то за 3 года многое могло бы измениться в сфере «битубишных» изданий.

А так получается, что воз, по большому счету, и ныне там.

Павел Горбачев, HRM.ru



Share |

 

Имя 
Пароль  забыли?
Присоединяйтесь!

Новые материалы

   Названы самые высокооплачиваемые вакансии в Башкирии
   Не все профессии равны. Вчерашние школьники идут в телевизионщики и PR
   Новочебоксарские безработные граждане обучаются востребованным профессиям
   Где в Уфе заработать 100 тысяч рублей в месяц
   Сколько в среднем получают владимирские врачи?


Последние комментарии

  
   мне приятно Вас читать 99 % читаемое мной - мусор... А на ваших постах глаза отдыхают 
   Действительно, Эдуард, что это я! Всё ещё hr, всё ещё пишу - с удовольствием вернусь)))
   Марина, вы вернетесь к нам или уже все?)
   вы можете оставлять активную ссылку на источник 
Все статьи


Интервью




Публикую статью Алексея Королькова с видеокомментарием
все интервью


О проекте      Реклама       Подписка       Контакты       Rambler's Top100 Яндекс цитирования ©2000-2011, HRM